Тринадцать невероятных фактов о Российской экономике

Тринадцать невероятных фактов о Российской экономике с точки зрения Запада



RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

США vs Китай: почему Вашингтон проиграет в торговой войне

Экономика , 08 июл 2018, 17:18 США vs Китай: почему Вашингтон проиграет в торговой войне 6 июля, на четвертом месяце подготовки США и КНР к торговой войне, произошло первое столкновение двух крупнейших мировых экономик. Усугубление конфликта ударит по всему миру, считают эксперты, однако его главной жертвой станут США Фото: Jason Lee / Reuters

Спустя месяцы громких заявлений, взаимных обвинений и неубедительных попыток прийти к компромиссу Вашингтон и Пекин воплотили свои протекционистские угрозы — хлынула первая волна повышенных взаимных пошлин на американские и китайские товары. В пятницу, 6 июля, в 0:01 по вашингтонскому времени (7:01 мск) Служба таможенного и пограничного контроля США (USTR) начала взимать на китайские товары 25-процентные пошлины, утвержденные президентом Дональдом Трампом еще 22 марта.

Управление торгового представителя США (USTR) уточнило, что мера затронула 818 из 1333 обнародованных 6 апреля товарных позиций (*.pdf) и охватывает товары, импорт которых в США составил $34 млрд в прошлом году.

Если противостояние, в которое помимо двух прямых соперников уже вступили ЕС, Мексика, Канада и Россия, перерастет в полномасштабную торговую войну, она ударит по всей мировой экономике, предупреждают эксперты Bloomberg Economics (обзор есть у РБК). При этом главной жертвой глобального конфликта станет его зачинщик — США, заключили они.

Вторая волна затронет 284 товарные позиции из КНР примерно на $16 млрд и вступит в силу позднее, после дополнительного анализа, сообщало USTR. 5 июля Трамп заявил, что это произойдет «через две недели». О том, как США объясняли введение пошлин и какие меры может принять в ответ Китай, РБК подробно писал ранее.

Чем ответил Китай

Своим решением США нарушили правила Всемирной торговой организации (ВТО) и развязали крупнейшую в экономической истории торговую войну, заявило Министерство коммерции КНР, пообещав ввести ответные меры и обратиться в ВТО. Введенные тарифы «являются типичным за​пугиванием в торговой сфере», которое «поставит под угрозу безопасность глобальных производственных цепочек и процесс восстановления мировой экономики», ударит по транснациональным компаниям, предприятиям и обычным потребителям во всем мире, нанесет ущерб и компаниям в США, и американцам, заявило китайское министерство.

В качестве ответной меры Китай 6 июля в 12:01 по пекинскому времени (7:01 мск) ввел пошлины на американские товары, охватившие 545 товарных позиций на $34 млрд (*.pdf), следует из заявления Комиссии по таможенным пошлинам при Госсовете КНР. В частности, в этот список вошли сельскохозяйственные товары, морепродукты и автомобили. Таким образом, китайские меры оказались полностью соразмерны в денежном выражении американским и вступили в силу одновременно с ними.

О введении пошлин в отношении второй группы американских товаров (*.pdf), таких как медицинское оборудование и товары химической промышленности, на $16 млрд (114 товарных позиций) китайские власти объявят позднее, отмечается в сообщении. Всего в списке китайских контрмер 659 товарных позиций.


По оценкам Bloomberg, китайские пошлины могут затронуть шесть секторов американской экономики: сельское хозяйство, технологические фирмы, потребительские товары, авиастроение, услуги и образование.

По оценке группы экспертов, возглавляемой членом комиссии по денежно-кредитной политике Народного банка Китая Ма Юнем, торговая война окажет ограниченный эффект на китайскую экономику, замедлив ее рост на 0,2 п.п., передает «Синьхуа» (в 2017 году китайская экономика выросла на 6,9%). Эффект для рынков капитала и валютного курса необязательно будет большим, отметил Ма. Кроме того, китайские власти подготовят поддерживающие меры для ослабления удара по тем отраслям, которые больше пострадают от заградительных американских тарифов, заключил экономист.


Фото: Stephen B. Morton / AP

Торговый объем в $50 млрд, которого касаются две волны американских мер, — лишь 2,2% китайского экспорта, поэтому прямой макроэкономический эффект для страны выглядит ограниченным и составит лишь 0,1% от ВВП КНР, подсчитали экономисты JP Morgan.

Что дальше

Эксперты Bloomberg Economics описали четыре сценария торговой войны между Китаем и США. В первом сценарии ущерб для Китая и США оказывается относительно невелик. Даже если экспорт из КНР в США упадет на $50 млрд, ущерб для Китая составит лишь 0,2% ВВП, а поскольку экспорт будет переориентирован на другие рынки, чистый эффект будет еще меньше. Негативный эффект для США от ответных мер Китая также оценивается в 0,2% ВВП, а в реальности тоже будет меньше, считают эксперты Bloomberg Economics.


Во втором сценарии в расчет добавляется возможное падение фондовых рынков как реакция на торговую войну. Она грозит спровоцировать масштабную распродажу на рынках акций, считают эксперты Bloomberg Economics. В силу взаимозависимости глобальных финансовых рынков шок на рынке акций США отзовется во всех частях мира (см. график) и ударит по финансам компаний и домохозяйств.

При усугублении торговой войны, по оценке Bloomberg Economics, администрация Трампа введет 10-процентные пошлины на весь импорт в США, а остальные страны ответят зеркально — это третий сценарий. В таком случае за два года мировой ВВП потеряет порядка 0,5%, или $470 млрд. Удорожание импорта разгонит инфляцию, уменьшит покупательную способность домохозяйств и ограничит потребление. Из-за слабого спроса бизнес сократит инвестиции, что усугубит спад. При этом сценарии Китай теряет 0,5% ВВП к 2020 году, но ущерб для США будет еще больше — 0,8% ВВП к 2020 году, поскольку тарифы ударят по торговле Америки со всеми странами, а у Китая и других стран — лишь по двусторонней торговле с США.

Наконец, в четвертом сценарии к предыдущему также добавляется гипотеза об обвале финансовых рынков. Мировой рост может значительно замедлиться в ближайшие годы, но не так существенно, как американская экономика. А эффект для фондового рынка КНР будет не столь значительным — как следствие маленькой роли акций как источника капитала и средства сбережения в китайской экономике.

Другие страны против США

23 марта США объявили о введении пошлин на ввоз стали (25%) и алюминия (10%) из всех стран, но отсрочку до 1 июня получили Австралия, Аргентина, Бразилия, Канада, Мексика, Южная Корея и страны ЕС. С 1 июня США ввели эти пошлины для Евросоюза, Мексики и Канады.

Мексика 5 июня ввела пошлины в размере 20% на виски, сталь, овощи, свинину и другие продукты из США.

1 июля ЕС ввел 25-процентные пошлины на ряд продуктов питания, виски, табачные изделия, одежду, двигатели внутреннего сгорания, сталь и другую продукцию из США на сумму €2,8 млрд ($3,3 млрд).

1 июля Канада ввела пошлины на сталь (25%), алюминий (10%) и некоторые другие товары из США, включая виски, кленовый сироп, кофейные бобы и клубничный джем, на общую сумму 16,6 млрд канадских долларов ($12,6 млрд).

6 июля Россия ответила на повышение США пошлин на российские сталь и алюминий увеличением ввозных пошлин на ряд американских товаров. Они вступят в силу через месяц и затронут некоторые виды строительно-дорожной техники, нефтегазового оборудования, инструменты для обработки металлов, а также оптоволокно. За счет увеличения пошлин на данном этапе будет компенсирована только часть ущерба от ограничений, введенных США, — $87,6 млн из $537,6 млн.

Соответственно, общий импорт этих товаров из США относительно невелик — в 2017 году, по расчетам РБК, не превысил $440 млн. Крупнейшими субпозициями (уровень шести первых цифр товарного кода) являются самосвалы для эксплуатации в условиях бездорожья ($121 млн импорта из США в Россию в 2017 году), бульдозеры, погрузчики, грейдеры, экскаваторы ($104 млн), некоторые насосы и компрессоры ($90 млн), а также «прочая» арматура для трубопроводов, котлов и цистерн ($65 млн). Импорт оптического волокна, затронутого новыми пошлинами, не превышает $20 млн, а инструментов для нарезания резьбы, сверления, растачивания, фрезерования и токарной обработки металла — $7 млн.

Автор: Олег Макаров

RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Массовая блокировка депозитов, рост нефти и др.


Последние новости из мира экономики и финансов на 14 июня 2019. В фокусе - массовая блокировка банковских вкладов и счетов россиян с требованием пояснить происхождение средств и цели израсходования. В Оманском заливе взорваны нефтяные танкеры, что подбросило котировки наверх. Также обсуждаем акции компании Beyond Meat, которые взлетели почти на 500% с момента IPO в начале мая.

RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Технические коррекции финансовых рынков и мировой кризис


Технические коррекции финансовых рынков неизбежно перерастут в мировой кризис

Есть все признаки того, что финансовая олигархия готовит мировой кризис сознательно

В наступившем, 2019 году должна отмечаться десятая годовщина со времени окончания глобального финансового кризиса 2007-2009 гг. По меркам ХХ столетия период «затишья» рекордный. Власти США недавно сообщили, что период экономического роста в стране уже составил 117 месяцев. Если так, то где-то в марте 2019 года Америка отметит десятилетие своего непрерывного экономического благополучия.

Однако до десятилетнего юбилея Америка может не дотянуть. Слишком много признаков того, что финансовый кризис может накрыть мир раньше. Впрочем, некоторые эксперты говорят, что это будет не новый кризис, а вторая волна. Кризис 2007-2009 гг. был частичным, дисбалансы в мировой экономике удалось лишь отчасти смягчить, загнать в подполье. Кризис 2007-2009 гг. можно сравнить с грозой, которая вроде бы прошла, но небо не очистилось. Гром уже громыхает снова. Однако в 2018 году гроза не разразилась. Возможно, потому, что в минувшем году под маркой «количественных смягчений» продолжал работать печатный станок Европейского центрального банка (ЕЦБ), то же самое делал Банк Японии. Оба Центробанка сохраняли отрицательные процентные ставки по депозитным счетам. То есть делали то, что обычно делается лишь в критические моменты для тушения кризиса. Однако они делают это достаточно долго. Такого в истории «цивилизованного» капитализма ещё не было. Впервые ведущие центробанки мира на протяжении десяти лет снабжают мировую экономику гигантскими количествами дешёвых, даже бесплатных денег.

Странный получается капитализм. Его правильнее назвать «денежным социализмом», бенефициарами которого оказываются спекулянты, связанные с центробанками. А спекулянты за счёт дармовых денег продолжают своё любимое занятие – надувание пузырей на финансовых рынках (и отчасти на рынке недвижимости). Периодически на финансовых рынках происходят заметные падения котировок и индексов, что заставляет всех вздрагивать. Правда, через некоторое время значения котировок и индексов восстанавливаются и продолжают расти. На языке профессионалов такие падения-снижения называются техническими корректировками рынка. Подобные корректировки являются особенностью любых рынков – финансовых, товарных, недвижимости. Капитализм сталкивается с ними с тех пор, когда пошли кризисы перепроизводства (в Англии первый такой кризис произошёл в 1825 году; первый мировой экономический кризис был зафиксирован в 1857 году). Однако корректировки – ещё не кризисы, они лишь на короткое время выравнивают дисбалансы. Любая техническая корректировка может перерасти в полномасштабный кризис с быстрым и резким (не на проценты, а на десятки процентов, иногда в разы) падением показателей объёмов производства, цен на недвижимость, фондовых индексов, цен на акции и т. п.

Сколько было технических корректировок на финансовом рынке США со времени окончания кризиса 2007-2009 гг., даже трудно сказать (одни даже падение на 0,1% называют корректировкой, другие в качестве критерия берут падение не менее 1%). Но вот накануне нового, 2019 года на финансовых рынках США началась такая корректировка, которой Америка в послевоенное время ещё не знала. В период с 3 по 24 декабря основные американские индексы (Dow Jones, S&P 500, NASDAQ) обвалились на 15-16% и обновили минимумы 2017 года. В относительном выражении такое резкое падение на месячной основе фиксировалось в США лишь в начале 1930-х гг., когда свирепствововал сильнейший в мировой истории экономический кризис.

Похожую динамику в декабре 2018 года демонстрировали европейские и азиатские фондовые площадки. Все уже приготовились к тому, что «техническая корректировка» перерастёт в кризис, но потом маятник пошёл в обратную сторону, индексы стали расти. 19 декабря Федеральный резерв на заседании Комитета по операциям на открытом рынке принял решение о повышении ключевой ставки на четверть процентных пункта (до 2,25-2,50%). Это привело президента США Дональда Трампа в бешенство. Повышение ставки, по его мнению, может затруднить реализацию его планов экономического восстановления Америки и спровоцировать кризис. 23 декабря, по сообщению агентства Блумберг, Трамп заявил, что не исключает возможности замены председателя ФРС США Джерома Пауэлла. Спустя некоторое время по американским СМИ прошла ещё одна новость: мол, Трамп подумывает о замене министра финансов Стива Мнучина. Сейчас уже обсуждается другая версия: мол, Трамп об отставках ничего не говорил, всё это фантазия журналистов, может быть, кем-то проплаченная. Пресс-служба Белого дома опровергла слухи об отставках и подтвердила, что оба чиновника остаются на своих местах. На рынках начался процесс ремиссии (восстановления).

Тем не менее история «технической коррекции» в декабре очень настораживает. Если для столь глубокого проседания рынка оказалось достаточно публикации агентства Блумберг, это явный признак того, что рынок очень перегрет. И при желании можно организовать многошаговую информационную атаку, которая спровоцирует как раз такую «техническую коррекцию», которая перерастёт в кризис.

О перегреве рынков можно судить, сравнивая два показателя участников фондовой биржи: 1) цена обращающихся на бирже акций и рассчитываемая на этой основе рыночная цена компании; 2) годовая прибыль компании. Посмотрим под этим углом зрения на чемпиона фондового рынка – компанию Amazon. Она недавно по своей рыночной капитализации дотянулась до планки в 1 триллион долларов. Потом несколько просела, её цена составляет сейчас около 800 миллиардов долларов. Однако и это в 138 раз больше её годовой прибыли. А ещё недавно допустимым считалось превышение в 10-15 раз. А вот раскрученная Илоном Маском компания Tesla вообще вместо прибыли имеет одни убытки, но при этом её рыночная капитализация сейчас превышает 60 млрд. долл. В Америке в условиях «денежного социализма» появилось громадное количество нежизнеспособных компаний, существующих лишь за счёт дешёвых (почти бесплатных) кредитов. Их называют «компании-зомби». Страшно представить, что с ними будет, если деньги продолжат дорожать.

На первый взгляд, очень странно, что ФРС повышает ключевую ставку. Мало того, Федеральный резерв начинает разгрузку своего портфеля от тех бумаг, которые он скупал несколько лет при реализации программ количественного смягчения (КС). До кризиса активы ФРС находились на уровне 800 млрд. долл. В октябре 2014 года, когда последняя программа КС была завершена, активы раздулись до 4,5 трлн. долл. Уже около года ФРС разгружает свой портфель бумаг, продавая ипотечные и казначейские бумаги, то есть изымает из обращения деньги. Сейчас каждый месяц изымается по 50 млрд. долл. Эффект от распродажи бумаг такой же, как от повышения ключевой ставки. Ведение бизнеса в Америке затрудняется, деньги становятся дефицитными, возрастает риск полномасштабного кризиса.

Не сомневаюсь, что Джером Пауэлл и Стивен Мнучин понимают риск повышения ключевой ставки ещё лучше, чем Дональд Трамп. Однако Пауэлл глубокомысленно рассуждает о том, что в стране, мол, складываются благоприятные макроэкономические условия, снижаются риски, повышается спрос и т. п. То есть повышение ставки подаётся как «научно обоснованное» решение. Что ж, должность председателя совета управляющих ФРС обязывает говорить банальности, даже глупости. А вот бывший председатель ФРС Алан Гринспен уже может позволить себе говорить то, что он думает. И Гринспен предрёк крах фондовых рынков, призвав инвесторов по всему миру «готовиться к худшему». Свои опасения по поводу возможности кризиса в августе 2018 года высказал и глава RIT Capital Partners барон Якоб Ротшильд: «Годы низких процентных ставок и политики количественного смягчения, надувшие капитализацию фондовых рынков, подходят к концу… Это создает риски для послевоенного экономического порядка и безопасности».

Вероятность того, что кризис начнётся в 2019 году, признали более половины опрошенных журналом Time экспертов. Остальные также уверены, что кризис неизбежен, но переносят его начало на 2020 год.

Как ни парадоксально, именно к кризису стремятся те, кому принадлежит печатный станок, – главные акционеры ФРС. Среди них и банк "Голдман Сакс", в котором некогда работал Стивен Мнучин. Алгоритм давно сложился. Сначала хозяева печатного станка накачивают экономику деньгами, экономика растёт, создаются новые активы. Затем путём резкого сжатия денежной массы провоцируется кризис. Начинаются банкротства, активы дешевеют в разы. В финале хозяева печатного станка скупают подешевевшие активы. Затем начинается новый экономический цикл с очередного расширения денежного предложения и подготовки условий для очередного ограбления. Кстати, и паника на фондовой бирже Нью-Йорка в октябре 1929 года была спровоцирована Федеральным резервом.

Есть все признаки того, что финансовая олигархия сознательно готовит мировой кризис, поскольку опасные действия Федерального резерва синхронизированы с действиями других ведущих центробанков. Так, президент ЕЦБ Марио Драги (тоже выходец из банка "Голдман Сакс") заявил, что программа КС в еврозоне сворачивается, в новом году её не будет. Вот и Банк Англии, который на протяжении десяти лет держал базовую процентную ставку на планке 0,25%, неожиданно повысил её в ноябре 2017 года до 0,50%, а в августе 2018 года – до 0,75%.

Почти десять лет все основные субъекты экономической деятельности – государство, компании, домашние хозяйства (физические лица) – наслаждались дешёвыми, почти бесплатными деньгами, наращивая свои долги. Относительный уровень совокупных долгов (по всем секторам экономики) сейчас приблизился в США к планке 300% ВВП. Примерно таков же относительный уровень долгов в Европе (еврозона) и в Китае. Может быть, в Китае он даже выше, поскольку там статистика почти не отражает долгов, созданных теневыми кредитами. Удорожание денег ведёт к повышению расходов по обслуживанию всех видов долгов – государственных, корпоративных, домашних хозяйств. Ужесточение денежно-кредитной политики ФРС и других центробанков будет неизбежно провоцировать дефолты во всех секторах экономики.

Со времени окончания последнего финансового кризиса правила жизни в международных финансах остались прежними. Это правила так называемого Вашингтонского консенсуса. Одно из них – запрет на введение ограничений для трансграничного движения капитала. Следовательно, если кризис начнётся в США (или в Европе, Китае), он пойдёт по всему миру, как лесной пожар. И как бороться с мировым финансовым пожаром, не знает никто.

В этих условиях Трамп может стать козлом отпущения. Он хотел оставить след в мировой истории как президент, сумевший возродить экономику США. А может попасть в историю как главный виновник экономического кризиса, который, если случится, будет не менее грандиозным, чем кризис 1929 года. Однако свою роль в истории Трамп несколько преувеличивает. Американские президенты, начиная с Вудро Вильсона, утратили возможность управлять страной. Утратили потому, что 23 декабря 1913 года Вильсон подписал закон о Федеральной резервной системе США. И лишь много позднее он признал: «Я самый несчастный человек. Не понимая, что делаю, я разрушил свою страну… Мы оказались самым безвольным, самым подвластным и подконтрольным правительством в цивилизованном мире. Мы больше не правительство народной воли, не правительство, избранное большинством, но правительство под властью небольшой кучки людей».

Ведущий аналитик MIG Bank Ltd.д.э.н. Подколзин Р.В.



RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

О дисфункциях государственной системы

О дисфункциях государственной системы управления


  Исходя из имеющейся ресурсной базы, наша экономика может производить сегодня в 1,5 раза больше

Явная неспособность правительства добиться исполнения указов президента в области экономического развития вызывает принципиальный вопрос о соответствии системы госуправления требованиям регулирования воспроизводства современной экономики. Ведь объективно, исходя из имеющейся ресурсной базы, наша экономика может производить сегодня в 1,5 раза больше. У нас нет ограничений роста ни по одному из факторов производства: загрузка производственных мощностей не превышает 60%, скрытая безработица оценивается не ниже 20%, возможности углубления переработки сырья неограниченны — так же, как и активизации научно-технического потенциала страны.

Следовательно, все проблемы, препятствующие экономическому развитию, сосредоточены в системе госуправления. Возможно, различные составляющие этой системы не согласованы друг с другом и влияют на развитие экономики как лебедь, рак и щука на движение телеги в знаменитой басне Крылова. Или в ней действуют встроенные тормоза, препятствующие экономическому развитию. А, может быть, она поражена вирусом, разрушающим способность государственного организма к целенаправленным действиям. Рассмотрим по существу все эти составляющие дисфункции системы госуправления развитием экономики.

Координация деятельности органов государственной власти в области развития экономики должна задаваться федеральным законом «О стратегическом планировании». Примечательно нежелание Правительства исполнять этот закон, введение в действие которого было отложено на три года сразу же после принятия. Но и по истечении этого срока запуск предусмотренных им процедур планирования экономического развития страны оказался непосильной для Правительства задачей. В отсутствие процедур планирования целей, задач и программ экономического развития, а также механизмов их реализации каждое ведомство занято исполнением рутинных процедур, предписанных ему законодательно установленными нормативами. Отсутствие ответственности за результаты порождает имитацию деятельности, оценка которой приобретает субъективный характер.

Как известно, главным фактором современного экономического роста является научно-технический прогресс (НТП). Призывов к переходу на инновационный путь развития с самых высоких трибун было более, чем достаточно. Однако уровень инновационной активности — так же, как и доля нашей страны в мировой торговле высокотехнологической продукцией — остаются на крайне низком уровне. В системе государственного управления нет обратных связей, ориентирующих экономику на освоение новых технологий. Заявленное несколько лет назад «принуждение к инновациям» не сработало. Хуже того, несмотря на создание многочисленных институтов развития и наделение их немалыми ресурсами и льготами, заметного приращения инновационной активности не наблюдается. Россия остается, по-видимому, единственной страной в мире, где длительное время наблюдается сокращение количества учёных и инженеров, научных институтов, изобретений и новой техники. Расходы на НИОКР остаются в несколько раз ниже советского уровня четвертьвековой давности.

Главная претензия в низкой инновационной активности адресуется государством частному сектору. Вопреки ожиданиям реформаторов, приватизация большей части экономики не породила подъёма деловой и инновационной активности, а по объёму инвестиций мы едва дотягиваем до половины советского уровня. Причина заключается, с одной стороны, в грубейшем пренебрежении значением производственно-технологической кооперации в ходе приватизационной кампании, следствием чего стало фактическое уничтожение отраслевой науки, где были сосредоточены прикладные НИОКР. А, с другой стороны, — в проводимой по лекалам МВФ денежно-кредитной политике, последовательно угнетающей инвестиционную активность.

Если последствия дезинтеграции научно-технологического комплекса страны в результате его приватизации преодолевать придётся ещё много лет, то привести в соответствие с требованиями НТП денежно-кредитную политику большого труда не составляет. Но здесь мы сталкиваемся со встроенными в неё стабилизаторами, тормозящими экономическое развитие. Их действие уже привело к отмиранию второй, кредитной составляющей этой политики. Фактически остановлен трансмиссионный механизм банковской системы, обеспечивающий трансформацию сбережений в инвестиции. Доля инвестиционных кредитов в активах банковской системы упала ниже 5%, а доля займов в финансировании инвестиционной активности предприятий не превышает 10%. Банк России лишил российскую экономику долгосрочного кредита — механизма авансирования современного экономического роста. А процент за кредит — по определению, Шумпетера, налог на инновации — делает невозможным его использование для финансирования развития экономики.

В отличие от других стран, уже более десятилетия проводящих политику количественного смягчения и дешёвого кредита с целью стимулирования инвестиционной активности и преодоления структурного кризиса экономики, Банк России последовательно сокращает денежное предложение и держит процентные ставки намного выше уровня рентабельности обрабатывающей промышленности. Он проводит беспрецедентную в мировой экономической истории политику отсасывания денег из экономики, для кредитования развития которой более двух столетий назад, собственно говоря, и был создан институт центробанков, реализующих государственную монополию на эмиссию национальных валют. Начиная с 2014 года Банк России вывел из экономики около 10 трлн. руб. кредита и стал нетто-заёмщиком денег, высосав из экономики 4 трлн. руб. посредством своих облигаций и депозитных аукционов. Тем самым он многократно усугубил действие американских санкций, повлёкших отток около 200 млрд. долл. иностранных кредитов и инвестиций. И это на фоне более чем трёхкратного увеличения количества долларов и других мировых валют, эмитируемых центробанками ведущих стран мира в целях недопущения депрессии, типичной для периода смены технологических укладов!

Торможение развития экономики Банком России усугубляется утратой смысла деятельности государственными коммерческими банками. Следуя политике ЦБ, они повысили процентные ставки по выдаваемым кредитам сверх уровня рентабельности предприятий реального сектора экономики. Вместо того, чтобы содействовать его развитию посредством кредитования инвестиций, они высасывают оборотный капитал из своих заёмщиков посредством беспрецедентно высокой для госбанков всего мира банковской маржи. Получила широкое распространение губительная для здорового бизнеса практика залогового рейдерства, когда руководство банков сознательно ухудшает условия кредита с целью доведения предприятия до банкротства и присвоения его активов.

Утратив интерес к кредитованию производственной сферы, многие пользующиеся поддержкой государства банкиры стали организаторами криминального бизнеса по присвоению имущества заёмщиков, втягивая в преступную деятельность коррумпированных сотрудников следственных органов, прокуратуры, судов.

Такая дисфункция органов, призванных защищать права собственности, делает частное предпринимательство бессмысленным и опасным делом. Институт банкротства монополизирован профессиональными преступными сообществами, поглощающими ежегодно тысячи предприятий с лишением их собственников не только имущества, но и свободы. Сегодня эта криминальная машина переваривает активы на сумму около 5 трлн. руб. Вместо финансового оздоровления ежегодно 15 тысяч попавших в состояние неплатежеспособности предприятий распродается на келейных «торгах» и прекращают своё существование.

Дисфункция банковской и правоохранительной систем лишает экономику главных механизмов развития: кредита и добросовестной конкуренции. Выжить в этой токсичной среде, где госбанки кредитованию инвестиций предпочитают присвоение залогов, а правоохранители защите прав собственности — её захват, могут только крупные госкорпорации и мафиозные структуры, обладающие доступом к рычагам власти. Последние подавляют здоровую предпринимательскую среду, которая вырождается до уровня самозанятого микробизнеса, активы которого не интересуют рейдеров.

Госкорпорации, не обременённые плановыми заданиями, в условиях рыночной экономики быстро коррумпируются и теряют эффективность. Исключение составляют госпредприятия оборонной промышленности, работающие в условиях глобальной конкуренции и под фактическим контролем главы государства. Но ручное управление, сколь бы напряжённым оно ни было, не может компенсировать дисфункций всей системы госуправления. Избавиться от них можно только введением сквозной системы ответственности всех институтов и должностных лиц, облечённых властными и регулирующими полномочиями.

Прежде всего, должен, наконец, заработать закон «О стратегическом планировании», подкрепленный нормами об ответственности всех органов исполнительной власти за достижение установленных показателей социально-экономического развития. Целесообразно также принять специальный закон «Об ответственности исполнительной власти за уровень и качество жизни народа», в котором устанавливается ежегодная процедура отчетности Правительства за результаты своей деятельности, предусматривающая постановку вотума недоверия в случае ухудшения объективных показателей народного благосостояния.

Крайне важно восстановить функциональность государственной банковской системы, руководители которой ворочают втрое большим объёмом денег, чем правительство и при этом вообще ни за что не отвечают. Убытки, которые они наносят своим банкам залоговым рейдерством, исправно покрываются за счёт докапитализации или депозитов ЦБ. Последний необходимо вернуть как к исполнению своих конституционных обязанностей, так и главной функции денежных властей – созданию условий для максимизации инвестиционной активности. Соответственно, и государственные банки из орудия обогащения их руководителей должны стать инструментами государственной инвестиционной политики. Руководители государственной банковской системы должны отвечать за объёмы кредитования реального сектора экономики при условии возвратности предоставляемых займов под разумный процент, соответствующий рентабельности обрабатывающей промышленности. Для этого должны заработать целевые кредитные линии, рефинансируемые ЦБ в соответствии с установленными законом о стратегическом планировании приоритетами.

Все функции и органы государственной власти должны работать на развитие экономики. Это касается и фискальных органов, которые от постоянного увеличения налогового бремени по принципу «от достигнутого уровня» должны перейти к чёткому и прозрачному исполнению норм налогообложения. Последние тоже должны быть изменены в целях стимулирования инвестиционной и инновационной активности. Расходы на эти цели выведены из налогооблагаемой базы доходов, а структура последних приведена в соответствие с источниками национального дохода: увеличено налогообложение природной ренты в форме экспортных пошлин на вывоз сырьевых товаров и уменьшены налоги на труд, отменен НДС.

Важнейшее значение имеет восстановление функциональности правоохранительной и судебной систем. Простых решений здесь, как показывают результаты всех попыток их реформирования, не существует. Возможно, следует распространить юрисдикцию суда присяжных на экономические преступления. Может быть, восстановить советскую практику выборности судей населением. Но уж точно необходимы серьёзные изменения в уголовном законодательстве, которые бы исключили возможности фабрикации дел по обвинениям в мошенничестве в случаях залогового обеспечения невозвращённых займов. Нужно изменить законодательство о банкротстве, вернув государство в эту сферу в качестве главного контролёра и участника соответствующих процедур.

В рамках настоящей статьи нет возможности описывать все меры по восстановлению функциональности системы госуправления развитием экономики. В частности, не затронутыми остались вопросы научно-технической политики, где накопилось множество нерешённых проблем: от хронического недофинансирования НИОКР до формирования реальных институтов стимулирования инновационной активности. Но общий принцип понятен: системное тотальное и сквозное внедрение механизмов ответственности за реальные результаты деятельности; широкое использование нормативного подхода при распределении государственных средств и полномочий; введение плановых показателей управления государственным сектором экономики и деятельности органов власти по развитию экономики, с периодической объективной оценкой их достижения.

 
  Ведущий аналитик MIG Bank Ltd.д.э.н. Подколзин Р.В.



RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Давос-2019:


Давос-2019: "Музыка уже кончилась, а эти ещё танцуют..."

Миру нужны новые решения, но есть ли они хоть у кого-то?

Наблюдая за саммитом Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе, стартовавшим 22 января, я вспомнил фразу, произнесённую в мае 2000 года Джорджем Соросом: «Музыка уже кончилась, а эти ещё танцуют». Так он прокомментировал первое обвальное падение на фондовой площадке NASDAQ и оптимизм, сохранявшийся тогда у многих биржевых игроков.

После учреждения в 1971 году ВЭФ, начавшего проводить ежегодные встречи в швейцарском городке Давосе, значимость этого форума год от года возрастала. В Давосе стали собираться сильные мира сего, обсуждая важнейшие проблемы современности. Давос очень контрастировал с форумами Бильдербергского клуба или Трёхсторонней комиссией, которые проводились в узком кругу и при повышенной секретности. С 1987 года в Давос стали приезжать советские, затем российские делегации. Форумы ВЭФ вышли за европейские рамки (до 1987 года это был Европейский форум менеджмента), на них появились гости из Китая, Индии, Бразилии, Африки.

В последние годы в рамках саммитов ВЭФ проводится около 300 мероприятий – пленарных и секционных заседаний, семинаров, круглых столов. Это не считая встреч «на полях» и «мини-встреч в верхах». В Давосе не принимаются резолюции, здесь происходит общение «с глазу на глаз», «без галстуков». Банкиры, коммерсанты, промышленники устанавливают деловые контакты, подписывают протоколы о намерениях, контракты. А с конца 1980-х – начала 1990-х гг. Давос является местом, где политики и бизнесмены публично присягают на верность целям глобализации, ставшей ключевой темой Давоса.

Два года назад в Вашингтоне состоялась инаугурация нового президента США Дональда Трампа, и как раз в этот момент стартовал форум Давос-2017 под лозунгом «Возглавляя Четвёртую промышленную революцию». Название взяли из книги основателя и бессменного руководителя Давосского форума швейцарского профессора Клауса Шваба. Проблем, вынесенных на обсуждение, было несколько десятков, и все они отталкивались от аксиомы, что глобализация – объективный процесс, который не остановить. В частности, участники позапрошлогоднего форума оживленно обсуждали грядущую эру роботов, цифровых технологий, «биткойнов» и т. п.

А вот тональность форума в 2018 году была уже совершенно иной. И повлиял на это Дональд Трамп. Многие двух- и многосторонние торговые и экономические соглашения с участием США он объявил «несправедливыми» и обещал пересмотреть либо денонсировать их. При Трампе США вышли из переговоров по заключению Трансатлантического и Транстихоокеанского партнёрств. Трамп поставил под вопрос целесообразность участия США во Всемирной торговой организации (ВТО); Китаю и некоторым другим странам пригрозил повышением импортных пошлин. Трамп заявил, что США не подпишут Парижское соглашение по климату 2015 года. Сутью инициатив нового президента было то, что США отказываются от прежней идеологии глобализации и сосредоточиваются на решении внутренних экономических проблем. Это вошло в противоречие с курсом Давосского форума.

Трамп побывал на форуме Давос-2018, повергнув многих в шок своим выступлением. Председатель КНР Си Цзиньпин, выступая в прошлом году в Давосе, пытался успокоить участников: мол, глобализация продолжится. И даже обещал, что Китай готов возглавить этот процесс. Однако такое заявление Си Цзиньпина участников форума, скорее, напугало. 47-я сессия ВЭФ была, наверное, самой нестандартной за всю историю существования этого форума. Давос-2018 как в капле воды отразил тот хаос, который захватывает мир. Прошлогодний форум в Давосе является продолжением кризиса. Все понимают, что в условиях обострения международной обстановки, торговой войны между США и Китаем, ужесточения санкций против России, блокады Ирана нужны принципиально новые решения. Есть ли они хоть у кого-то?

Форум 2019 года выглядит бледно, даже жалко. В Давос не прилетел Дональд Трамп, сославшись на продолжающийся shutdown. Нет в Давосе Терезы Мэй, у неё с парламентом разногласия по поводу Brexit. Эммануэля Макрона заставили отказаться от поездки в Давос «жёлтые жилеты». Си Цзиньпин тоже не приехал. Думаю, и у Трампа, и у Мэй, и у Макрона главной причиной отказа от поездки было понимание того, что в Давосе они потратят время попусту.

В 2019 году форум проходит под девизом «Глобализация 4.0», но сложно, даже глупо говорить о глобализации в обстановке нарастающей в мире дезинтеграции.

Возьмём как пример вопрос, который стал главным в первый день заседания, – глобальные климатические изменения. Спрашивается, как бороться со снижением выбросов углекислого газа и других парниковых газов, если США, главный эмитент этих газов, не собираются участвовать в договоре? А главное, я думаю, Трамп прекрасно понимает, что вся эта климатическая тематика – большая пустышка. Пустышка, нужная глобалистам для того, чтобы обосновать размывание государственных суверенитетов, установить контроль хозяев денег над всей экономикой, продвинуться к созданию мирового правительства. В планы Трампа и тех, кто его выдвинул, это не входит.

Кстати, серьёзная работа по подрыву государственных суверенитетов проходит не в Давосе, а в других местах. Вот один пример, связанный с тем, что в январе Европарламент поставил точку на истории, имеющей отношение к организации G-30 (Группа тридцати). Группа была создана в 1978 году при участии Фонда Рокфеллера, штаб-квартира находится в Вашингтоне. G-30 формулирует рекомендации для центробанков и ведущих мировых банков. По своему влиянию эта организация, с моей точки зрения, не менее влиятельна, чем Бильдербергский клуб.

Год назад мировые СМИ передали информацию: омбудсмен Европейского союза Эмили О'Рейли призвала высших должностных лиц Европейского центрального банка (ЕЦБ) прекратить участие в заседаниях G30. Речь шла персонально о президенте ЕЦБ Марио Драги. Поскольку в основе деятельности Группы тридцати лежит идея дерегулирования экономики и финансов, это смертельно опасно для банковской системы ЕС, которая находится на грани кризиса. Заявление омбудсмена ЕС по поводу участия руководителя ЕЦБ в G30 было попыткой хоть как-то ослабить давление Вашингтона на Брюссель в вопросах финансовой и денежно-кредитной политики.

Однако Марио Драги категорически отверг требование омбудсмена ЕС и продолжил свои контакты с G30. Вопрос был вынесен на обсуждение Европарламента. И вот в январе 2019 года вердикт вынесен: президент ЕЦБ и другие высокопоставленные чиновники могут участвовать в работе G30. Европарламент даже не предусмотрел мер контроля за такими контактами. Расклад голосов в Европарламенте выглядел так: за 500 голосов, против 115; воздержались 19.

Ещё раз подчеркну: G30 – одна из наиболее влиятельных наднациональных (точнее, глобальных) структур, контролирующих мировую финансовую систему. Видимо, депутаты Европарламента рассудили так: а почему бы Марио Драги не участвовать в работе G30, если Европарламент всё равно не контролирует работу Европейского центрального банка? ЕЦБ, как и любой центробанк, имеет статус «независимого» института и в Брюсселе никому не подчиняется. Не исключаю, что одной из инстанций, которой подчинён ЕЦБ, и является Группа тридцати.

Какое отношение всё это имеет к Давосу? А вот какое: Давос нужен хозяевам денег как погремушка, отвлекающая общество от событий, которые действительно будут иметь серьёзные последствия для человечества. Включая идущую полным ходом подготовку к созданию мирового правительства.

Ведущий аналитик MIG Bank Ltd.д.э.н. Подколзин Р.В.






RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

Кто не переживет следующий кризис?

        Наихудшие инвестиции достаются нетерпеливым инвесторам

Ни для кого не секрет, что практически все циклично и ситуация с мировыми финансовыми кризисами не исключение. С момента последнего серьезного финансового потрясения прошло уже более 10 лет (мировой финансовый кризис 2008 года). Большинство экспертов прогнозируют появление очередного кризиса в ближайшие 2-3 года.

Обвал на американском фондовом рынке в конце 2018 года лишь усилил опасения. При этом и общее замедление темпов роста мировой экономики не способствует появлению оптимистичных прогнозов.

Одним из самых эффективных инструментов монетарной политики есть и, скорее всего, останется основная процентная ставка. При необходимости стимулирования экономики Центробанки снижают основную процентную ставку, что делает деньги дешевле. Это стимулирует основные бизнес процессы через увеличение уровня доступности кредитов (денег в целом). Но тут есть одно «НО» – большинство крупнейших Центробанков мира удерживают основную процентную ставку на критически низком уровне.

Уровень основной процентной ставки:

- ЕЦБ – 0%;

- Банк Японии – 0.1%;

- Национальный Банк Швейцарии – 0.75%.

Еще у трех крупнейших Центробанков мира основная процентная ставка удерживается ниже 2%, при целевом уровне инфляции в 2-3%. Все это указывает на то, что далеко не все крупнейшие финансовые регуляторы смогут воспользоваться одним из наиболее эффективных инструментов монетарной политики, в случае возникновения такой необходимости.

Напомню, что ФРС США стремительно повышает основную процентную ставку, которая достигла 2.5%. Некоторые эксперты уже в конце 2018 года отмечали, что очень высокие темпы повышения обусловлены не только необходимостью ужесточения монетарной политики. Еще одним очень важным условием они отмечали способность в дальнейшем их снижать. Другими словами, чем выше будет процентная ставка в момент кризиса, тем более эффективным будет этот инструмент.

Ведущий аналитик MIG Bank Ltd.д.э.н. Подколзин Р.В.




RSS лента ВСЕГО блога с комментариями RSS лента ВСЕГО блога БЕЗ комментариев RSS лента этой КАТЕГОРИИ с комментариями RSS лента этой КАТЕГОРИИ и БЕЗ комментариев RSS лента ЭТОГО ПОСТА с комментариями к нему

июнь, 2019
пн вт ср чт пт сб вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
English German French Spanish Italian Japanese

БУДДАРА